Крушение биполярного мира и его влияние на японо-американский военный союз в начале XXI века (четвертый этап военного союза)

Под руководством премьер-министра Коиздуми Дзюнитиро Япония вышла на небывалый уровень военного сотрудничества с Соединенными Штатами. После терактов 11 сентября, японская сторона направила Силы Самообороны, чтобы они помогали американским войскам в дозаправке техники, а также других вспомогательных задачах. А в декабре 2002 года Япония совершила беспрецедентную операцию: отправила свой флот на помощь американцам, несмотря на опасения, что подобное действие нарушит прописанное в Конституции право страны на коллективную самооборону. Это была первая зарубежная военная операция Японии со времен ее независимости с 1952 года. Вдобавок к этому, в ноябре 2002 года, когда американцами еще даже не была объявлена война Ираку, Японское правительство начало готовить проект, согласно которому страна сможет высылать войска в Ирак после завершения войны. По окончании крупномасштабных военных операций Япония отправила в декабре 2003 года в Ирак войска Сил Самообороны. Сухопутные войска были отправлены в южную часть страны, город Эс-Самава в январе 2004 года . Военно-воздушные силы обеспечивали транспортировку солдат в период с декабря 2003 года по декабрь 2008 года. Эти миссии были одними из самых опасных, так как при перелете между Кувейтом и Ираком транспортировочные самолеты С-130 попадали под обстрел вражеских ПВО. Это был первый случай в истории послевоенной Японии, когда войска страны были посланы в зоны боевых действий, хотя японская страна, разумеется, не признает этого факта.

Подобные действия стали возможными по двум причинам. Первое - это совсем угаснувшее чувство страха японцев перед вовлечением в крупномасштабную войну и нападением противника извне. Тут стоит отметить то, что японцы не то чтобы совсем не боялись войны: они были встревожены внезапным экономическим подъемом своего соседа, Китая, а также развитием ядерной программы Северной Кореи. То есть, японцы боялись войны не из-за возможности быт вовлеченными в боевые действия, начатые Соединенными Штатами, а из-за возможного нападения Китая или Северной Кореи. В этом ключе, японские граждане пересмотрели свое отношение к военному союзу США. Согласно опросу 2003 года, 43 процента респондентов заявили, что риск вовлечения в войну из-за растущей угрозы со стороны Китая и Кореи высок Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. P.151.. В том же году уже другой опрос показал, что 41.7 процентов респондентов не бояться быть вовлечены в войну по вине США Ibidem.. Среди тех, кто боялся вовлечения в войну, только 18.3 процента высказались, что это может произойти из-за союза с Америкой, в то время как количество тех, кто голосовал за напряженные отношения с Китаем и Северной Кореей, составляло 79.5 процентов Ibidem. . Теракты 11 сентября также сыграли свою роль: японская общественность видела в Соединенных Штатах жертву, поэтому их действия против Талибана в Афганистане считала оправданной. В результате, 70 процентов респондентов поддержало план премьер-министра по поддержке Америки Yasuhiro Izumikawa. Op. сit. P.152. . 51 процент также поддержали принятие Особого Антитеррористического Акта, согласно которому Япония выслала на помощь США флот в Индийский океан Ibidem.. Касательно войны в Ираке, японцы не столь яро поддерживали американцев, считая, что их действия не обоснованы. Японию можно понять: заявления американской стороны о том, что Ирак располагает в своем арсенале химическим оружием, казались слишком расплывчатыми, особенно учитывая то, что, в ходе проверки, было подтверждено, что никакого химического оружия там нет. Тем не менее, многие считали, что Япония должна поддержать Соединенные Штаты, чтобы поддержать союз и не оказаться «брошенными». Согласно опросу газеты «Юмиури» от 25 марта 2003 года, 76 процентов респондентов одобрили действия правительства, при этом 63 процента заявили, что у Японии нет выбора. Этот же опрос показал, что 90 процентов респондентов обеспокоены действиями Северной Кореи, 60 процентов из которых полагали, что эти действия представляют серьезную угрозу. Эти данные показывают интересную тенденцию изменения общественного мнения Японии. Жители страны теперь четко понимали, почему так важно сохранять военный союз с Соединенными Штатами и идти на полномасштабное сотрудничество.

Вторая причина, по которой Японии удалось осуществлять такие военные действия, была фигура самого премьер-министра Коидзуми и его политика относительно оппозиции. Во-первых, он был первым премьер-министром, который пришел к власти строго демократическим путем, то есть по воле народа. Обычно премьер-министр избирался из членов фракционных партий ЛДП. То есть, согласно избирательным законам Японии, народ голосовал исключительно за правящую партию, премьер-министр же избирался членами парламента. Таким образом, новым премьер-министром должен был стать Рютаро Хасимото, который уже занимал эту должность. Однако многие японцы видели в нем символ старого политического курса, а многим уже надоела политическая и экономическая стагнация. Коидзуми же поддерживало большинство граждан за его активную позицию и обещания перемен. В итоге члены парламента начали активно голосовать за Коидзуми, опасаясь, что, если выберут Хасимото, ЛДП придет конец. В итоге жители настолько воодушевились тем, насколько их голоса повлияли на решение, что рейтинг одобрения назначения Коидзуми на должность премьер-министра составил 80 процентов . Таким образом, действия Коидзуми вызвали бы одобрения у народа в любом случае. Таку Ямадзаки, один из главных лидеров ЛДП и ярый сторонник того, что в Статью 9 нужно вносить поправки, сказал: «Хотя публика смотрит на меня скептически, когда я говорю о поправке конституции, стоит об этом начать говорить Коидзуми, и зал взрывался аплодисментами» .

Премьер-министру также удавалось не провоцировать оппозицию на нападки на себя путем, как бы иронично не звучало, именно провокациями. К примеру, Коидзуми часто наносил визиты в храм Ясукуни, где чтят погибших во Второй Мировой Войне японских солдат, в том числе и тех, которые считаются военными преступниками. В результате этого, японские лидеры стараются воздерживаться от подобных визитов. Коидзуми же, помимо провокации в адрес оппозиционеров, таким образом демонстрировал, что не поддается давлению со стороны Китая и Северной Кореи. Также премьер-министр предложил идею позволить женщине из императорского рода иметь возможность стать императрицей Японии, что являлось строгим табу. Оппозиционеры подобные «выходки» рассматривали как исключительную театральность .

Но под маской бунтаря скрывался опытный стратег. Коидзуми своими действиями убил двух зайцев: не вызвал серьезных действий со стороны оппозиционеров и получил огромную популярность у народа. Но, разумеется, пацифисты старались дискредитировать действия правительства, заявляя, что это может спровоцировать войну, и все это противоречит Конституции. Однако правительство умело парировало такие выпады заявлениями о том, что необходимо поддерживать военный союз с Соединенными Штатами, особенно ввиду усиления проблемы Китая и Северной Кореи.

Однако нельзя отрицать очевидное: действия правительства действительно противоречили Конституции, в частности Статье 9. Если рассматривать действия Японии относительно поддержки Соединенных Штатов, то это открытое оказание помощи в ведении боевых действиях, как бы правительство не старалось это оправдать и какие бы интерпретации Конституции они не придумывали. Даже факт коллективной самообороны здесь сложно признать. Ведь на Америку не было совершено нападение непосредственно государством во главе с правительством - это США объявили войну Ираку. То есть получается, что Япония поддержала агрессивные действия со стороны союзника и отправила войска самообороны в зону боевых действий. В том, что Японии удалось провести подобные действия, замешан не только фактор Китая и Северной Кореи. Важно еще то, что поколение людей, которое пережило войну и поддерживает пацифизм, постепенно исчезает, а на смену ему приходит более либерально-настроенное поколение, более рациональное. Совокупность этих факторов подразумевает создает крайне благоприятную почву для того, что японцы пытались достигнуть с 1960-х годов: право на коллективную самооборону и, в будущем, изменения Статьи 9.

По итогам данной главы можно с уверенностью сказать, что военный союз между Соединенными Штатами и Японией претерпел значительные изменения в течение XX века. В условиях постоянно меняющейся политической обстановки обеим странам приходилось искать эффективные пути для взаимодействия, причем больше всего это было необходимо японской стороне. Однако напрашивается вывод, что Америке все также был необходим союзник в виде Японии. Только для эффективного сотрудничества двух стран требовалось улучшить политическую обстановку в регионе, для чего и послужила Доктрина Никсона. Так называемый возможный «уход» американских войск из Японии являлся стимулом для последней более активно продвигать идею о наращивании боевого потенциала в будущем. И этот страх действовал на Японию вплоть до XXI века, когда они также использовали этот же довод для усиления военной поддержки США, действуя вопреки конституции. И это же показывает тот факт, насколько остро встал вопрос о внесении поправок в Статью 9 для эффективного сотрудничества двух стран.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >