Ключевые этапы развития японо-американского военного союза во второй половине XX и начале XXI веков

История подписания Договора о безопасности и возникшие в связи с этим проблемы (первый этап военного союза)

Чтобы оценивать перспективы военного союза между Соединенными Штатами и Японией, нужно проанализировать, при каких обстоятельствах он возник и какие изменения он претерпевал в период между второй половиной XX века и началом XXI века. Целью данной главы является анализ ключевых событий в истории японо-американского военного союза, которые позволят установить, какие изменения в нем произошли на протяжении последних 50 лет.

Вторая половина XX века стала для Японии новой эрой. Во-первых, это так называемое «экономическое чудо», начавшееся в 1950-х годах и позволившее стране подняться на лидирующие позиции в рейтинге экономически развитых стран. И во-вторых, это подписание Договора о безопасности, по которому Япония становилась военным союзником США. И здесь уже возникает противоречие: как страна, Конституция которой запрещает ей иметь армию, способную вести наступательные боевые действия в современных условиях, может становиться военным союзником? Разумеется, по Договору Япония не могла защищать интересы США вооруженным путем за пределами принадлежащих ей территорий. Но уже тогда оппозиционные силы левых партий, и даже некоторые члены правящей партии, а также граждане страны, понимали, чем может грозить такой договор: становясь полноправным партнером и военным союзником Соединенных Штатов, Япония рисковала стать мишенью для СССР и Китая в случае начала войны между коммунистическим и демократическим блоками стран. Правительство Японии явно намеревалось предпринять шаги к внесению поправок в Конституцию касательно Статьи 9, хотя публично об этом, разумеется, не говорилось. Однако подписание Договора в итоге привело к самым массовым протестам в послевоенной Японии, и руководству страны пришлось отложить в долгий ящик идеологические вопросы. Но, тем не менее, для антимилитаризма Японии 1960 год стал поворотным моментом Yasuhiro Izumikawa. Explaining Japanese Antimilitarism: Normative and Realist Constraints on Japan`s Security Policy // International Security, vol. 35, № 2. - The MIT Press, 2010. - P. 134..

Однако стоит отметить, что пересмотр Сан-Францисского Мирного Договора в целом принимался публикой положительно. Все было потому, что до ноября 1959 года, когда Договор вынесли на обсуждение, никто толком не знал, что там будет прописано. Японцев беспокоили неравные условия Договора 1951 года. Американцы имели полное права вмешиваться, если на территории Японии происходят беспорядки и восстания, и в то же время не собирались защищать Японию в случае нападения извне. Согласно социологическому опросу газеты «Юмиури» в октябре 1959 года, 46 процентов опрошенных выступали за изменение Договора, в то время как против изменения проголосовало всего 12 процентов Ibidem.. Поэтому в это время левые партии не могли выиграть поддержку у народа, даже несмотря на запуск кампании «Народный Совет по Предотвращению Пересмотра Договора о Безопасности» в марте 1959 годаIbid. P. 134-135.. Вдобавок к этому, во время выборов в Верхнюю Палату в июне 1959 года победила Либерально-Демократическая Партия, одним из основных пунктов повестки дня которой был вопрос о внесении поправок в Сан-Францисский договор. В результате чего премьер-министр Киси сообщил послу США в Японии и генералу Мак-Артуру, что победа партии - это зеленый свет на пересмотр Договора “ЊћЉ‹I. «—вђн‚Ж“ъ•Д€А•Ы‘Мђ§» . - ”дЉrЋР‰п•¶‰», 2003. - Хидеки Кан, Холодная Война и Американо-Японская Система Безопасности. - С. 77..

Однако произошли два события, заставившие публику пересмотреть свое отношение к новому Договору. Первое - это удачная попытка пацифистов обратить внимание на пункт Договора, касающегося Дальнего Востока. Пункт гласил о том, что США получает возможность использования своих военных на территории Японии с целью поддержания стабильности и безопасности на Дальнем Востоке. Публика боялась, что этот пункт вовлечет страну в военные конфликты, и требовали разъяснения властей касательно этого пункта. 10 ноября 1959 года, министр иностранных дел Аитиро Фудзияма ответил, что в регион Дальнего Востока, где будет обеспечиваться безопасность, будут включены регионы Китая и Сибири Yasuhiro Izumikawa. Op.cit. P. 135.. Таким образом, социалисты интерпретировали это пояснение как разрешение войскам США атаковать СССР и Китай в случае некой «дестабилизации». А 10 февраля 1960 года уже сам премьер-министр Киси заявил, что будут также включены острова Цзиньмэнь и Мацзу в Тайванском проливе, которые стали предметом конфликта между Соединенными Штатами и Китаем в 1954 и 1958 годах, чуть не закончившиеся вооруженным столкновением. Тактика социалистов сработала, и публика уже не была настроена столь оптимистично относительно пересмотра Договора. Согласно социологическому опросу газеты Асахи в январе 1960 года, 38 процентов опрошенных выразили мнение, что пересмотр Договора может вовлечь Японию в войну, в то время как лишь 27 процентов считало, что негативных последствий не будет’©“ъђV•·, ђў?_ ЋlЏ\”N‚М‚И‚Є‚к. - “Њ‹ћ: ’©“ъђV•·, 1986. - Газета «Асахи», Общественное мнение на протяжении 40 лет. - С. 112. .

Второе событие, подстегнувшее панику населения, произошло в начале мая 1960 года, когда над территорий Советского Союза был сбит американский разведывательный самолет U-2, пилотируемый Гэри Фрэнсисом Пауэрсом. Это событие стало прекрасной возможностью для оппозиционных сил склонить общественное мнение в свою пользу еще больше. Они заявили, что такие разведывательные самолеты находились на базе Ацуги в префектуре Канагава, и что американские войска не проинформировали японское правительство об их наличии. Оппозиционеры также поддержали свой аргумент 14 мая 1960 во время обсуждения Договора в парламенте, куда они вызвали Харухико Ниси, бывшего дипломата министерства иностранных дел. Он открыто заявил о том, что не поддерживает подписание нового Договора. Он также обвинил премьер-министра Киси в недальновидности, так как тот не учитывал опасность вовлечения Японии в войну в случае подписания договора, если между США и коммунистическим блоком возникнет вооруженный конфликт. После этого Киси окончательно утвердил интерпретацию Статьи 9, заявив, что, согласно ей, у Японии есть право на коллективную самооборону, но нет возможности этим правом воспользоваться. Таким образом, премьер-министр хотел подавить панику населения в связи с подписанием нового Договора о безопасности.

Однако Киси был серьезно настроен заключить новый Договор, поэтому 19 мая он решил «ускорить» его ратификацию, приказав полиции не пускать оппозиционные силы в Парламент, которые надеялись отложить ратификацию. Подобные действия вызвали массовые протесты, и Киси, чувствуя, что теряет контроль над ситуацией, приказал Силам Самообороны разогнать митингующих. Разумеется, подобный ход не мог обеспечить народную поддержку в ратификации Договора, и разгневанные граждане Японии устроили самый массовый протест в истории страны. По подсчетам, за день до вступления Договора в силу, 18 июня, вокруг парламента собралось 330,000 человекђ^ђџ ђОђм. «ђнЊгђ­ЋЎЋ‘». - “Њ‹ћ,: Љв”gЏ‘“X, 1995. - Масуми Исикава, Послевоенная Политическая История, С . 95.. Однако, несмотря на подписание Договора, премьер-министр взял на себя ответственность за учиненные беспорядки и подал в отставку.

Данный этап представляет собой самое начало военного союза США и Японии. Подписание Договора о безопасности служило правовой базой сотрудничества двух стран, однако уже вызвал всплеск недовольства со стороны оппозиционных партий. Однако, их протесты понятны: политика оппозиционной партии в принципе полагает несогласие с действиями правящей партии. Самое важное - это реакция народа. Самые массовые демонстрации в истории послевоенной Японии говорят сами за себя: жители полностью поддерживали новый, пацифистский политический курс страны, и встречали в штыки любые попытки отклонения от этого курса. Это говорит о том, что в 1960-х думать о поправках Статьи 9, или хотя бы возможности осуществлять коллективную самооборону, не имело никакого смысла. Действия премьер-министра же можно рассматривать с двух сторон. Со одной стороны кажется, будто его попытка «насильственного» подписания Договора была следствием паники. С другой стороны Киси, скорее всего, понимал, что после подобных действий его политической карьере придет конец. Но это была та цена, которую он был готов заплатить за подписание Договора о безопасности. Он также понимал, что, когда Договор вступит в силу, с ним уже ничего не сделаешь, и японские граждане свыкнутся с политикой страны, пусть на это и уйдет какое-то время. Все эти события показывают, что Япония уже тогда хотела найти способ полностью обойти Статью 9, однако, возможно, приняла слишком быстрые и непродуманные для этого меры. Тем не менее, подписание Договора вопреки мнению граждан, и цена которому была отставка премьер-министра, говорит о том, что это стало первым кирпичиком в фундаменте, на котором в будущем правительство будет продвигать идею о пересмотре Статьи 9.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >