Функционирование крупных приватизированных предприятий в рыночной экономике

Приватизация в России

В 1991 году был принят закон "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР".

В большинстве случаев приватизация, осуществленная в России оказалась фактически всего лишь формой для создания акционерных обществ, скрывающих корпоративную систему отношений собственности, когда госаппарат, банки и администрация предприятий фактически стали безраздельными хозяевами бывшей государственной собственности. Трудовой коллектив если и получал в свои руки определенную долю акций, то они либо являлись " безголосыми", либо прикрывали бесправие трудового коллектива, ибо за фирмой коллективного владения акциями не скрывалось реального экономического содержания коллективного присвоение к распоряжению средствами производства.

Если говорить о формальной стороне дела, то провозгласив в Законе о приватизации (1991г.) образование предприятий с различными формами собственности, в государственной программе приватизации 1992 года правительством России предусматривалось образование на базе государственных предприятий только АО открытого типа.

Обосновывалось такое решение тем, что во-первых, создание АО закрытого типа ведет к формированию коллективной собственности, каковая объявлялась заведомо неэффективной, и, во-вторых, АО закрытого типа не оставляют никаких долей государственной собственности для "народной приватизации" при помощи ваучеров. Такие подходы к приватизации представляют собой отход от широко декларировавшейся приверженности экономическим принципам "цивилизованных стран". Действительно, в ходе приватизации крупнейших государственных корпораций в Англии и во Франции образовались именно АО открытого типа. Но ведь эта хозяйственная форма как раз и предназначена для такого рода сверхкрупных экономических структур. Что же касается основной массы предприятий, то они являются товариществами с ограниченной ответственностью, или АО закрытого типа. В США, например, доля АО закрытого типа среди американских корпораций достигает 99,6 - 99,7 %.

Приходится констатировать, что поспешно-принудительный характер акционирования обеспечивая лишь смену организационно-правовой формы предприятий, практически ничего не добавляя к стимулам предпринимательской или трудовой активности.

Были установлены три варианта льгот трудовым коллективам при акционировании государственных предприятий. Не рассматривая в деталях содержание каждого варианта, отметим только главное: варианты были составлены таким образом, чтобы предотвратить концентрацию контрольного пакета акций в руках трудового коллектива. Ни по одному из вариантов льгот при акционировании не создавались возможности для передачи предприятий в коллективную собственность.

Избранные формы и результаты приватизации позволяют сказать, что программа приватизации обеспечивала не столько благоприятные условия для частного предпринимательства (не говоря уже об интересах трудящихся, создавших приватизируемое имущество), сколько быстрое и дешевое перераспределение государственного имущества со сомнительными критериями.

Сомнительность партнеров проявляется в следующем: капитал государственных предприятий не продается, а распределяется искусственным образом по условным, крайне заниженным ценам; даже в тех случаях, когда предприятия продаются с аукциона, их первоначальная оценка также крайне искусственна; заведомо не обеспечиваются ровные стандартные условия для граждан, участвующих в процессе перераспределения негосударственного имущества; условия формирования фондового рынка таковы, что обеспечивают сведения акций большинства предприятий к ничтожным величинам.

В качестве альтернативы "номенклатурной" приватизации о которой говорилось выше, как правило декларировались, так называемая "народная приватизация". На практике она была осуществлена в крайне незначительных масштабах и предпочитала приобретение каждым гражданином отдельной доли государственной собственности при помощи так называемого ваучера, призванного, по замыслу правительства, создать равные стартовые возможности в разгосударствлении, приобретении государственной собственности для всех членов общества.

В действительности же в России в процессе "ваучеризации" присвоение бывших государственных средств производства осуществлялось в основном теми, у кого на руках были реальные ликвидные ресурсы, т.е. у тех, кто в любой момент мог совершать необходимые расходы. Такими силами могли быть либо теневые иностранные капиталы, либо новые коммерческие структуры, либо, наконец, бывшие государственные структуры. Что же касается рядовых граждан, создавших своим трудом государственную собственность в прошлом, то они остались отчужденными от собственности.

К 1991г. в России было приватизировано свыше трети предприятий, находящихся на самостоятельном балансе и имеющих права юридического лица. В сфере малой приватизации - свыше половины объектов.

Однако это же переломило экономическую ситуацию к лучшему - страна продолжает пребывать в глубоком экономическом кризисе.

Таким образом, можно сделать вывод, что приватизация государственной собственности, во-первых, не привела к улучшению состояния дел в промышленности и особенно в сельском хозяйстве (более 5-ти лет продолжается спад производства); во-вторых, не смогла создать существенных альтернатив для предотвращения спада реальных доходов граждан; в-третьих, вызвала падение и без того не высокой мотивизации труда у подавляющего большинства граждан (за исключением занятых в узкой сфере собственно коммерческой, преимущество посреднической деятельности), ибо большинство работников так и осталось отчуждено от собственности; в-четвертых,приватизация резко усилила социальную дифференциацию населения, усилила угрозу массовой безработицы; способствовала люмпенизации широких масс населения, его обнищанию (в 1995г. в РФ 1/3 населения находится на уровне ниже прожиточного минимума).

Некоторые специалисты утверждают, что для создания рыночной системы в России не было необходимости в скорейшей и массовой приватизации, достаточно было обеспечить коммерциализацию государственных предприятий и свободу предпринимательства, т.е. свободу создания новых частных предприятий. Этого было вполне достаточно для формирования полноценных субъектов рыночного хозяйства - никак не менее полноценных, чем наспех приватизируемые государственные предприятия. Однако ни приватизация, ни коммерциализация не в состоянии обеспечить эффективную стратегию рыночного поведения в условиях одномоментной либерализации цен.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >